Мунёен шудон ( игра в куклы)

From Воршуд
Revision as of 14:45, 30 March 2015 by Admin (talk | contribs) (1 версия импортирована)
(diff) ← Older revision | Latest revision (diff) | Newer revision → (diff)
Jump to navigationJump to search

Мунё, мунёен шудон (д. Большие Сибы, Пуштовай, Балма) – игра в куклы; корка шудон, шудон корка (д. Старые Юбери, Пежвай, Балма) – игрушечный дом; люгыен шудон (д. Большие Сибы) – игра с репейником

Мунё (куклы), то есть небольшие условные (тряпичные или с каркасом из веточки дерева) изображения людей, у удмуртов, как и у многих других народов мира, применялись в древности не только для игры, но и с магической или обрядовой целью, например, в качестве символического жертвоприношения духу болезни. Такие куколки представляли из себя небольшую (с четверть длиной) осиновую палочку с расщепленным концом, в который защеплялась копеечная монета и кусочек мяса жертвенного животного (утки или ласки), обернутую сверху красным ситцем. Иногда делали две куклы – "мужчину" и "женщину".

Понятно, что куклы, применявшиеся в игре детьми, были весьма отдаленными родственниками обрядовых кукол. Более того, есть все основания полагать, что эти два типа "игрушечных человечков" издавна существовали параллельно, независимо друг от друга, хотя в древности к изображению человека относились с почтением и страхом, считая, что дух, обитающий в нем, может принести как пользу, так и вред, поэтому игра с куклами не поощрялась.

Как у большинства народов, у удмуртов с куклами больше играли девочки, начиная с 3–5 лет. Существовало несколько "технологий" изготовления кукол, которые изготовлялись обычно самими детьми, иногда под руководством взрослых. Чаще всего кукол делали из соло- мы или тряпок, туго скрученных и перевязанных лоскутками и нитками (д. Ворца). В д. Верхняя Кузьма такая кукла напоминала спеленатого младенца. Похожая "технология" бьша и в д. Пуштовай: к небольшой палочке величиной с карандаш ("туловищу") привязывали ниткой поперечную палочку – "руки". Для прочности палочки сверху обхватывали тряпочкой, перевязывая ее нитками или лоскутками у "пояса" и на "шее" так, что образовывалась "голова" и "грудь". Поверх каркаса надевали одежду из лоскутков. На голову приклеивали кудель "волосы", которую сзади заплетали в косу с бантиком. Так делали целую кукольную "семью".

В д. Балма и Большие Сибы в 20–30-годы делали мунё величиной 15–20 см. из верхушки сосны или сосновой ветки с тремя-четырьмя отростками, подрезанными до одного уровня, это были "ноги" куклы. В верхней части ветки привязывали ниткой поперек туловища небольшую лучинку – "руки". На оставшийся сверху кончик ветки наматывали тряпочку – "голову", на которой иногда рисовали углем глаза, нос и рот, а к верхней части несколькими стежками пришивали кусок пакли – "волосы", иногда заплетенные в косичку или просто прикрытые лоскутком – "платком". Куклу наряжали в национальную одежду из лоскутков. В д. Балма такую куклу называли пор кышно (марийка). С ней нянчились, как с ребенком: кормили, качали, носили на спине в игрушечной колыбели (ныпъет) и т. п. Истрепавшуюся, старую куклу обычно сжигали.

Довольно распространенным было и изготовление кукол из листьев и стеблей растений. Например, в д. Ягул девочки украшали лоскутками стебли цветущего репейника, а затем сравнивали, у кого кукла получилась лучше. В д. Улмопуд небольших куколок сворачивали из листьев лопуха и т. п. Игры с куклами довольно разнообразны: это, по сути, тщательное подражание всем сторонам "взрослой" жизни. Наиболее распространенная игра, корка шудон ("в дом"). В д. Балма и Старые Юбери "дом" устраивали где-нибудь в укромном уголке, под черемухой, чтобы мальчики его не разорили. "Дом" сооружали из досок, с "окнами" и "дверью". В нем все было как в настоящем доме: скамейки, из досок, кровати из старых лаптей, застланные соломой и лоскутками, с лоскутной подушкой и одеялом. Посреди "комнаты" ставили небольшой чурбачок или ящичек – "стол". В д. Пуштовай для кукол делали "стол" из спичечного коробка, "кроватей" из коробок, с "постелями" из старых платков. Все это ставили на подоконник. Устроив "дом", звали друг друга в гости. Перед приходом гостей накры- вали стол: ставили на него сплетенную из красной глины посуду, на которую клали "перепечи", "пряники", "булочки", "сушки" из глины, "еду" из песка и травы, кусочки моркови и огурцов, укра- шенные лепестками цветов. Гости, пришедшие с куклами – "детьми", угощались вместе с ними и хозяевами, а затем заставляли ку- кол "петь" и "плясать".

В д. Старые Юбери, Балма, Болыние Ошворцы играли в кукольную свадьбу. Двух кукол наряжали как жениха и невесту, одну, в головном уборе замужней женщины (чалма), посылали "сватать" невесту. Затем устраивали "свадебный пир". После свадебного стола ку- кол ставили на лавку и стучали по ней кулаками, оттого куклы под- прыгивали – "танцевали" (д. Старые Юбери).

Ходили с куклами и "на работу": делали из земли и песка небольшой "огород" (бакча), сажали на нем "огурцы", "капусту", "морковь" (из кусочков настоящих овощей), поливали их, окучивали, снимали урожай (д. Пуштовай).

В д. Балма взрослые делали для маленьких девочек из лучинок "ткацкий стан", который применяли при игре в куклы.

Любили дети поиграть "в пастушков" и "в сенокос". В д. Старые Юбери лепили из глины коров, коз, овечек, гусей, уток и "пастушили" – шли на пригорок, раскладывали среди травы "стадо" и "пасли" его. В д. Качкашур рвали руками траву и ставили её в "стога". Обычно так развлекались маленькие пастушки.

В д. Старые Юбери иногда делали для кукол "повозку" из старого лаптя: привязывали к нему веревку, сажали в лапоть кукол и тащили за собой ¬– "кукла едет в город". Таскание за собой старых лаптей на веревке, иногда наполненных пылью или землей – обычное развлече- ние маленьких детей во многих деревнях.

В д. Балма играли "во врача": "лечили" кукол, перевязывали их, давали "лекарство", делали примочки. Умерших "хоронили": клали на кусочек бересты и зарывали в ямку, причитая: " Ой, кулӥд ук, кулӥд ук нуные!" ("Ой, умерло, умерло дитятко !"). На "могиле" ставили крестик из палочек[1].

Литература[edit]

.

.